Искусство помнить

Пример HTML-страницы

Искусство помнить

Воспоминания формируют нашу личность, и что от нее останется, если они исчезнут? Насколько было бы лучше, обладай каждый человек абсолютной эйдетической памятью. Эйдетическая, она же фотографическая, память (от греческого слова «эйдос», то есть «образ») — способность вспомнить практически любой когда-либо увиденный зрительный образ. Посмотрел человек пару минут на фотографию, и она отложится у него в памяти на всю оставшуюся жизнь, то же самое с фильмами, страницами книги, не говоря о реальных событиях.

В ряде случаев эйдетическая память выходит за рамки зрительного восприятия, распространяясь и на звуки, когда те неразрывно связаны с картинками. Некоторые специалисты также различают понятия эйдетической и фотографической памяти, относя к первой яркие и красочные зрительные и звуковые образы, а ко второй — запоминание исключительно текста и цифр, без какой-либо визуализации.

Особняком стоит феномен гипермнезии, позволяющий личности помнить и воспроизводить огромные объемы информации. Более частный случай — гипертимезия. То же самое, но только для тех данных, что касаются собственной личной жизни.

Все эти понятия, а также их вариации зачастую смешиваются в одну кучу, называемую абсолютной памятью, причем не только в мутной трясине общественного сознания, но и во вполне серьезных статьях по психологии. Кто-то заявляет, что истинной эйдетической памяти и вовсе не существует, кто-то обещает помочь ее развить всего лишь за серию совсем недорогих курсов. Последние, впрочем, вероятнее всего, мошенники.

Но как быть с реальными личностями, историческими и не очень, проявлявшими ту самую «несуществующую» совершенную память? Не секрет, что Юлий Цезарь и Наполеон Бонапарт находятся в списке величайших полководцев в истории из-за своих побед и впечатляющих умственных способностей. В том числе, каждый из них проявлял чудеса памяти. Цезарь знал в лицо каждого из 25 тысяч солдат своей армии. Наполеон помнил все просмотренные карты местности и расположения войск.

Но это полководцы и правители, а что насчет других и более близких нам по времени? Один из самых ярких примеров — Никола Тесла, которого одни превозносят как изобретателя всего на свете, другие — как выдающегося ученого, но наглого хвастуна.

И все же достижения сербского гения невозможно не признать, а его невероятная память упоминается почти в любой биографической сводке. К примеру, обожаемого «Фауста» Гете ученый мог цитировать наизусть, а это более 400 страниц не самого простого текста. Кроме того, Тесла свободно разговаривал на восьми языках: сербско-хорватском, латинском, итальянском, немецком, английском, французском, венгерском и чешском.

Знакомые Теслы рассказывали, что он редко вел записи, поскольку почти всю нужную информацию запоминал. И это пригодилось ему в 1885 году, когда после страшного пожара в лаборатории пришлось восстанавливать по памяти большинство хранимых там изобретений.

Еще ближе к современности располагается американец Ким Пик, послуживший прообразом для знаменитого персонажа из «Человека дождя». В отличие от героя из фильма, Пик не получал баснословное наследство и не отправлялся с братом в автомобильное путешествие через всю страну, но его память была даже более впечатляющая.

Неспособный нормально застегнуть рубашку, чудак с нелепой походкой помнил около 12 тысяч прочитанных книг и десятки тысяч более мелких текстов — рассказов, статей, телефонных справочников. Пик мог без запинки воспроизвести все международные телефонные коды и почтовые индексы, все возможные дорожные карты США, а также тысячи музыкальных произведений. При этом с возрастом его память не угасала, а, напротив, обострялась.

Наконец, американская актриса Мэрилу Хеннер может похвастаться тем самым редким случаем гипертимезии, с высокой точностью вспоминая каждый день из своей жизни, начиная с раннего детства. Процесс подобных воспоминаний, по ее словам, не вызывает никаких усилий — словно нажимаешь кнопку на плеере, и начинается воспроизведение.

Примерно на этом моменте читатель может воскликнуть: «Так это же прекрасно!» — и начать листать многочисленные интернет-статьи с советами по развитию абсолютной памяти. Но есть причина, почему гипермнезия и гипертимезия, как правило, считаются психическими расстройствами, а не даром Божьим.

Умение вспоминать, будто нажать на кнопку в плеере, приходится один раз на десятки случаев, а в остальных — воспоминания из супер-памяти вылезают на поверхность без спроса, затмевая для человека настоящее, попросту мешая жить. Более того, многочисленные исследования показывают, что механизм забывания ненужной информации критически важен для усвоения новых знаний.

И дело касается не только цифр из старых счетов и паролей, но и впечатлений и переживаний. Мы бережно храним в памяти дорогие нам моменты личной жизни, например похвалу от родителей, первый поцелуй, рождение ребенка. Но с тем же успехом память схватывает и негатив, заставляя возвращаться к постыдным и печальным воспоминаниям против нашей воли.

Вы когда-нибудь не могли заснуть, вспоминая ошибки юности? Не решались на серьезный шаг в отношениях, обжегшись много лет назад? А ведь всему виной хорошая память, пусть и крайне избирательная. На ошибках важно учиться, а не зацикливаться, но гипермнезия и эйдетика вашего мнения спрашивать не будут. Добро пожаловать в бессонные ночи с размышлениями, что вы в жизни сделали не так. К слову, сон — один из важнейших механизмов для поддержания здоровой памяти, позволяющий сглаживать ненужные острые углы.

ffdcf9283b3a4ba1bfe4bb8094e014c3

Человеческий мозг — очень сложный механизм, и до сих пор до конца неизвестно, каким образом и где хранятся определенные воспоминания. Жалуясь на плохую память, мы обычно подразумеваем что-то конкретное — дни рождения, забытые ключи и телефоны, пароли, пин-коды, домашние обязанности. Как раз в такие моменты за спиной всплывают призраки Цезаря и Теслы, хихикающие над жалкими смертными, неспособными прикоснуться к их величию.

Только вот забавный факт: с высочайшей вероятностью Цезарь тоже забывал о бытовых мелочах, как и мы с вами. Лица солдат помнил, а куда положил любимый ремень — нет. Потому что за разные воспоминания отвечают различные участки мозга, которые далеко не всегда дружат. Мнемонист Брэд Уильямс как-то заметил, что, несмотря на потрясающую память, он постоянно теряет ключи и не может их найти. Зато, в отличие от всех остальных, точно помнит, в какой день это произошло.

Соблазн абсолютных воспоминаний вполне понятен, но все же не стоит завидовать ушедшим и живым гениям. Реальные и не особо сложные упражнения для развития необходимых областей памяти без необходимости «фотографировать глазами» каждый прошедший день доступны повсеместно. Память о нужных вещах — настоящее искусство, но оно неполноценно без возможности забывать.

Author: admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.